Энергетические ресурсы подешевели, но граждане Молдовы платят по высоким тарифам

Стоимость нефти, которая является ориентиром для цен на газ и влияет на цены на электроэнергию, в 2015-2017 гг. была в 2 раза ниже, чем в 2011-2014 гг., но граждане не платят по более низким тарифам.

Максимальная цена на нефть держалась в течение трех лет на уровне 110 долларов / баррель, в последующие три года она упала в среднем почти на 50 USD / баррель, пишет в своем блоге экономист IDIS Viitorul Вячеслав Ионицэ, передает tvrmoldova.md.

«Вопрос, который беспокоит большинство людей, почему это удешевление в 2 раза энергетических ресурсов и сокращение расходов на 1,5 млрд долларов за импорт не сказались на снижении тарифов для граждан  на газ, электроэнергию и нефтепродукты. Есть две основные причины: обесценивание национальной валюты и решение НАРЭ», — пишет экономист.

Национальная валюта обесценилась с 13,5 лея / USD в первой половине 2014 до 20 леев / USD в конце 2016 года. 50% девальвация национальной валюты «съела» половину выгоды в период 2015-2017 гг. от благоприятного международного климата для энергоресурсов. Следует отметить, что Молдова зависит почти на 100% от импортируемых энергоресурсов и выгодные цены на импорт должны были иметь огромное влияние на развитие экономики и жизни людей, но этого не получилось.

Если мы посмотрим на график, мы видим, что импорт энергоресурсов, рассчитанный в долларах США в 2016 году упал в 2 раза в сравнении с 2014 годом,  с 458 млн долларов до 229. В пересчете на леи, это снижение составило лишь 40% с 6,46 млрд леев в 2014 году до 4,59 млрд в 2016 году. Обесценивание валюты в 2016 году съело 60% возможности Молдовы от международной конъюнктуры цен на энергоносители.

Второй фактор: решение НАРЭ. Эксперт взял в качестве примера тарифы на газ.

«НАРЭ был утвержден тариф на природный газ 26.01.2016. Тогда НАРЭ принял во внимание обменный курс 21 лей / USD. Но, как видно из графика, этот обменный курс, утвержденный НАРЭ, никогда не существовал. Отклонения составляли от 5% в 2016 году до 17% в 2017 году».

Эти отклонения реального обменного курса от учитываемого НАРЭ привели к тому, что импорт природного газа, рассчитанный в леях в 2016 году, был на 230 млн. ниже, чем рассчитанный НАРЭ. Газ был импортирован в объеме 4,59 млрд. леев, по сравнению с 4,82 млрд., рассчитанными НАРЭ и введенными в тариф.

Экономист говорит, что в 2017 году ситуация сильно ухудшилась. За первые три квартала это не оказало большого влияния из-за небольшого отклонения обменного курса в первом квартале и низкого потребления газа во втором и третьем кварталах. IV квартал  привел к отклонению в размере 270 миллионов долларов США. В течение всего года отклонение между реальным импортом и рассчитанным в соответствии с обменным курсом, утвержденным НАРЭ, составит 490 млн. леев, или 4,28 млрд. леев, рассчитанных НАРЭ, в сравнении с реальными 3,79 млрд. леев.

Рост цен на нефть в последние несколько месяцев частично уменьшит этот разрыв в первом квартале 2018 года, но без учета валютного курса в размере 17,5 леев / долл.

За 2 года отклонение по импорту газа составит 970 леев, из которых 520 млн. леев или 54% за период 2017 (четвертый квартал) — 2018 год (первый квартал). Это без учета падения закупочной цены на природный газ, которая снизилась не менее чем на 10%, если учесть эволюцию цены на нефть. НАРЭ в начале отопительного сезона (2017-2018 гг.) была вынуждена снизить тарифы на газ.

Вячеслав Ионица говорит, что НАРЭ несомненно обязано корректировать ставки и обменный курс, учитываемые в реальных условиях.

384 просмотров